Более 150 доменных зон на выбор. Регистрация .ru и .рф за 140 руб./год!

Статьи

Подписаться на RSS

Популярные теги Все теги

( Вырезка из статьи ) В Новгородском музее-заповеднике раскроют секреты сохранения старых фотографий

Самой популярной фигурой среди местных фотографов являлся Алексей Федорович Глазачев (ок. 1857 г. – ок. 1922 г.). Один из ранних снимков в коллекции музея относится к 1882 г. Это портрет девочки, сидящей в кресле. Снимок был сделан  в Старой Руссе. В Новгороде его заведение открылось в 1882 г. на Знаменской улице. В середине 1880-х гг. фотосалон располагался в доме Степанова, в конце 1880-х гг. в доме Земской. На фирменных паспарту к. XIX – н. XX в. обозначено, что фотоателье Алексея Федоровича Глазачева находилось на улице Знаменской в собственном доме. Летом Глазачев выезжал для работы в Старую Руссу на курорт.       Помимо портретов Глазачев снимал памятники “археологической старины”, архитектуры и интерьеры церквей. С конца XIX в. фирма Глазачева издает альбомы “Виды Новгорода”, “Виды Старорусских минеральных вод”. С началом XX в. Глазачев занимается издательством открыток.

А.Ф. Глазачев неоднократно привлекался Новгородским статистическим комитетом для фотофиксации памятников архитектуры и древностей Новгорода. В 1911 г. в помещении фотографии А.Ф. Глазачева была открыта «бесплатная выставка фотографических снимков со старины, церквей, иконостасов, видов Новгорода и окрестностей его». В это время в Новгороде проходил XV Всероссийский археологический съезд. При фотоателье Глазачева находился магазин фотографических аппаратов и принадлежностей, багета, паспарту, картин и рам. Здесь была организована продажа открыток, фотографий, рисунков с видами Новгорода, интерьеров церквей и памятников.

После смерти А.Ф. Глазачева дело продолжила его невестка Анна Николаевна Глазачева (ок. 1892 – после 1930). Фотографическое заведение А.Ф. Глазачева просуществовало до марта 1930 г. В Новгородском музее хранится большое количество фотографий А.Ф. Глазачева и фотографий, сделанных под маркой его заведения. На ул. Знаменской № 34 в начале XX в. работал сын А.Ф. Глазачева фотограф Петр Алексеевич Глазачев (1888 - 1921).

 

 © Комитет культуры, 2012 г.

http://region.adm.nov.ru/press/news/culture/33836/

Дом для фотографии из темной комнаты – в выставочный зал.

 

 

17 июня в Великом Новгороде произошло событие, которое можно с полным правом назвать знаменательным. В центре «Диалог» был открыт Новгородский Дом фотографии. Слово «дом» в названии даже символично. Ведь дом – это место, где общаются близкие люди. И здесь будут разговаривать: разговаривать о фотографии, и посредством фотографии. Здесь будут учить ловить мгновения. Уникальные и неповторимые.

У истоков светописи

Как же начинался отсчет истории фотографии? 7 января 1839 года Академия наук в Париже собралась на очередное заседание. Астроном и физик Луи-Франсуа Араго представил новый процесс воспроизведения изображений, получаемых «механическим» путем в приборе, похожем на приспособление, известное как «камера обскура» (в переводе с латыни – «темная комната»). Этот прибор с XVI в. использовался художниками в качестве своего рода рисовальной машины. Араго сообщил, что уже полученные изображения отличаются, несмотря на отсутствие красок, такой четкой проработанностью деталей, которая вряд ли по силам самому искусному рисовальщику. Перечислив возможные сферы применения новинки, Араго призвал французское государство поскорее приобрести у изобретателя по имени Жак-Луи Манде Дагер права на его детище, окрещенное дагеротипом.

Впервые способ закрепления изображения, которое получалось в камере обскуре, нашел в 1820-х годах Жозеф Нисефор Ньепс, использовавший для этого посеребренную медную пластинку, покрытую слоем светочувствительного асфальтового лака. Позже он заключил договор с Дагером о совместной работе по усовершенствованию изобретения. Дагер не изобрел фотографию, но он сделал ее действующей, сделал ее популярной. В течение 1839 года, когда стало известно о его технологии, его имя и его разработки стали известны во всех частях света. К нему пришли слава, богатство и уверенность.

Стоило людям узнать про «вечное зеркало, полностью сохраняющее отпечатки», как они поспешили увлечься новинкой, хотя высокие цены на фотооборудование и препятствовали широкому вхождению новшества в повседневный обиход. Дагеровы изображения, демонстрировавшие такие качества, как четкость, достоверность и подробность, легко соблазнили общественное воображение. И само слово «дагеротип» снискало головокружительный успех.

Служанка или царица?

Как оценивать фотографию – как скромную прислужницу искусств или же как часть самого искусства? Этот вопрос, возникший в XIX веке, обеспечивал пищей для размышлений многие умы. И даже сегодня сложно однозначно ответить на него. С одной стороны, технические возможности сейчас настолько велики, что, приобретя хорошую фотокамеру и просто нажав на кнопку в режиме «авто», можно делать вполне себе приличные снимки. По крайней мере, для личного архива, без претензии на высокие материи. Но однажды наступает момент, когда возникает живой интерес к куче кнопочек и настроек, и знакомыми становятся слова «выдержка», «экспозиция», «диафрагма»... И уже хочется и кадр выстроить получше, и сюжет найти поинтереснее, и на свет внимание обращаешь – мастерство начинает потихоньку расти.

В наши дни фотоаппарат имеется почти в каждом доме. Многие умеют хорошо фотографировать. Ежедневно тысячи фотографов-профессионалов снимают миллионы людей. Буквально каждый человек оставляет свое фотографическое изображение. Весь человеческий опыт показывает, насколько ценными могут оказаться, казалось бы, совершенно обыденные, протокольно снятые «фотокарточки», запечатлевшие самых различных людей. В фотографиях – наша история, бесценный след человека на Земле!

Действительно, профессия фотографа, которому необходимо постоянно вступать в творческий контакт с множеством разных людей, чрезвычайно интересна, сложна и ответственна. От того, как будут запечатлены на снимках наши современники, зависит то, какой будет грандиозная портретная галерея, создаваемая их повседневным трудом. Это одновременно и работа, и настоящее искусство, тонкостей в котором ничуть не меньше, чем в живописи или музыке.
– Фотография – это, пожалуй, самый простой способ творческой самореализации. И этот простой способ позволяет делать по-настоящему великие вещи, – сказал на открытии Новгородского дома фотографии известный новгородский фотожурналист Александр Орлов. – Хочется пожелать этому дому стать уютным домом для всех фотографов. И чтобы имена новгородских фотографов стали интересны за пределами нашего города. Фотографировали все и всех

Подобные дома есть разве что в крупных городах, да и то не во всех. Так, например, в Москве Дом фотографии вырос до уровня Музея визуальных искусств и мультимедиа. Существуют фотомастерские в Санкт-Петербурге, а также знаменитый фотографический музей – Дом Метенкова в Екатеринбурге. Теперь Дом фотографии есть и в Новгороде. И это событие было долгожданным и радостным, ведь в нашем городе множество именитых фотографов, получивших призы на различных Международных конкурсах и фотовыставках. И до недавнего времени все они находились в разрозненном состоянии. Каждому из них приходилось пробиваться своей дорогой, собственными силами и средствами. Теперь в Новгороде появилось место, которое станет по-настоящему объединяющим домом для всех, кто неравнодушен к искусству фотографии.

В день открытия уже на входе становилось понятно, что ты пришел в фотографическое царство: каждому из пришедших (большое число которых, кстати, удивило даже организаторов) вручалась фотография на память, а в самом выставочном зале практически не было людей без фотоаппарата. Все фотографировали буквально всех.

Программа открытия включала в себя электронную экспозицию работ участников фотоклуба «Мы», просмотр старых диафильмов, забавное фото на память. Для особо увлеченных натур проводился мастер-класс проекционной печати, благодаря которому все желающие получили возможность стать свидетелями волшебного процесса проявления фотографии.
– Дом фотографии в настоящий момент работает в таком виде: образовательная структура, авторская школа-студия и творческая структура – фотоклуб «Мы». В дальнейшем планируются, во-первых, сменные выставки (новгородские и зарубежные экспозиции), во-вторых, мастер-классы – и не только местных фотографов, – сообщил руководитель фотоклуба «Мы» Андрей Колодин.

Штрихи, зарисовки, фрагменты

Первая выставка «ФотоГраф», которая экспонируется в Новгородском Доме фотографии, посвящена первому профессиональному новгородскому фотографу Алексею Глазачеву. В основной массе это портреты людей, сделанные в разное время – лица, лица, лица... Новгородцы, наши с вами земляки, а может быть, и родственники. Лица разные, сосредоточенные, словно понимающие, что фотографируются на века, чтобы познакомиться с нами спустя столетие. Вот сидит ребенок, семья в полном составе, вот священнослужитель, а вот юноша в военной форме. Есть даже фото собачки – кто-то сфотографировал своего любимца. И это лишь малая часть огромного наследия Глазачева, которое по скромным подсчетам составляет 40-50 тысяч снимков, на которых не только выразительные портреты, но и пейзажи улиц нашего города. Наверное, в каждой новгородской семье найдется хотя бы один снимок с тисненой надписью «Фотография А.Ф. Глазачева. Собственный дом в Новгороде. Летом – парк Старорусских минеральных вод».

Алексей Федорович Глазачев – кто же он? Людям, искушенным в деле фотографии, краеведам, да и просто увлеченным историей родного города, это имя, конечно, знакомо. Но подробностей биографии этого удивительного человека сохранилось совсем немного. Фактически, все, что мы знаем о нем – это штрихи, зарисовки, фрагменты. Неизвестна ни точная дата его рождения, ни точная дата смерти. Нет ни одного его портрета, и мы не можем представить себе, каким он был. Но сохранились его работы, в каждую из которых вложена частичка его души.

Считается, что родился Алексей Федорович в 1857 году. В Новгород он приехал из Архангельской губернии, и в 1882 году основал здесь собственную фирму. Его фотосалон располагался на Знаменской улице в собственном доме. Было и отделение салона в Старой Руссе, куда Глазачев ездил каждое лето на минеральные воды. Здесь, на курорте героями его фотографий становилась публика из Москвы, Петербурга и других городов. Фотосалон семьи Глазачевых просуществовал до 1930 года, дело Алексея Федоровича продолжила его невестка – Анна Николаевна. После войны и ее следы были утеряны. Династия Глазачевых прекратила свое существование...

Нет никакой информации о том, был ли Глазачев членом какого-либо фотографического общества. Но, судя по уровню его мастерства и разнообразию сюжетов, он вполне мог бы претендовать на место в ряду выдающихся фотографов России.

Не имея таких технических возможностей, как сейчас, с одинаковым мастерством А.Ф. Глазачев снимал архитектуру, фресковую живопись, городской пейзаж. Накануне XV Археологического съезда была открыта фотовыставка, приуроченная к открытию съезда. Газета «Новгородская жизнь» в номере от 29 июля 1911 года: «А.Ф. Глазачевым открыта в своем доме выставка фотографических снимков с церквей, с различных церковных древностей, с памятников Новгородской старины и всевозможных видов Новгорода. Снимки г. Глазачевым, как специалистом по фотографии, сделаны безукоризненно, артистически, даже трудные снимки с фресок, образов, утвари, иконостасов и т. п. Выставка, несомненно, интересна, особенно для приезжего человека. Вход на выставку бесплатный...».

Скончался Алексей Федорович Глазачев около 1922 года, и точная дата его кончины неизвестна. Создатель уникальной галереи лиц и видов Новгорода нашел свой покой под сенью старых лип Рождественского кладбища.

 
Автор: Мария Курбанова
 

Фотографические ремесленники

       
 

 

alt

Глазачев умел подчеркнуть особенности характера снимаемого



Не перелистывали бы мы сейчас семейные альбомы, не выкладывали бы столько фото в социальные сети, если бы не большое желание закрепить изображение на экране камеры-обскуры и многочисленные опыты француза Дагера, увенчавшиеся в итоге успехом.

Он получил изображение на полированной поверхности серебряной пластины, пропитанной парами йодида: они делали ее чувствительной к свету.

Визитные, кабинетные, комнатные
— Мода на новое изобретение — дагеротипы — быстро распространилась по всей Европе. Светопись с восторгом приняли и в России. Конечно, в 1840–1850-х годах дорогостоящей любительской дагеротипией увлекалось в основном дворянство. В фондах новгородского музея находится на хранении дагеротип 1840–1850-х годов, который представляет собой пластину с изображением неизвестного молодого человека, — рассказывает Светлана СИВОХИНА, старший научный сотрудник, хранитель научно-вспомогательного фонда фотоизоматериалов НГОМЗ.

По словам эксперта, в 1860-е в фотографию приходит тиражированное производство. Почти все портретные съемки производились при натуральном дневном свете. Необходимость производить съемку при сильном естественном освещении обусловила и время работы — первая половина дня, как правило, с 10 до 15 часов. В 1880-е в фотографических ателье стали использовать электрическое освещение, что позволило добиться большего эффекта и мягкости освещения, производить фотосъемки в вечернее время и в любую погоду. В 1890-е годы уже наладилось промышленное производство фотографических материалов. А в 1910-е годы в области фотодела распространилось фотографирование со вспышкой.

— Старые фотографии, как правило, располагались на специальных картонных бланках — паспарту — розового, голубого, черного и белого цветов. Под изображением или на обороте фирменных бланков помещался целый калейдоскоп медалей. Медали рассказывали о том, в каких городах и когда проводились выставки, какими они были по значимости и в какой из них мастер экспонировался и отличился.

Конец 1870-х годов отмечен распространением новой моды в фотографии — «комнатных» портретов, изображавших, как правило, модель в рост, — рассказывает Светлана. — Для проведения фотосъемок в ателье имелись стандартные наборы мебели: мягкие кресла, пуфы, балюстрады или лесенки из двух-трех ступенек. А для создания фона использовали так называемые задники, пришедшие в фотографию из театрально-декорационного оформления, чаще всего однотонные с элементами живописи.

Вспышки под цензурой
История развития фотографического дела в Новгородской губернии в конце XIX — начале XX веков мало чем отличалась от других губерний. И проследить ее мы можем на основе фотографий из коллекции Новгородского музея-заповедника.

Известно, что владельцы фотографических заведений подчинялись правилам Ремесленного устава и обер-полицмейстеру. Фотографические заведения были подчинены общим правилам для типографий. Кстати, по отношению к светописи в то время существовал термин «заниматься фотографическим ремеслом». Закон о печати от 6 апреля 1865 года коснулся всех фотографических ателье России. Их владельцы обязаны были обозначать на выпускаемой продукции свое имя и адрес заведения. Для этих целей использовались фирменные паспарту или штампы. Также вся фотопродукция подвергалась цензуре. Для чего два экземпляра каждого из снимков оставались в фотоателье для дальнейшего представления полицмейстеру.

— Ведущим центром развития фотодела в Новгородской губернии, естественно, являлся губернский центр. Одним из первых фоторемеслом здесь занялся рижский гражданин Ильмар. Разрешение на открытие заведения было выдано в 1866 году. Просуществовало оно более 20 лет: до 1886 года. Дела вел сам Ильмар, после его смерти — вдова Вера Ивановна Ильмар, — вводит в курс дела Светлана Львовна. — В начале XX века фотоуслуги предоставляли Алексеев, Быков, Краснов, Моржицкий, Неелова. Есть сведения о деятельности в 1880 годах в Новгороде фотографического заведения художника Оже. Предположительно, это издатель известного в Петербурге журнала «Светопись», издававшегося в 1850–60-е годы.

Днём рождения фотографии принято считать 19 августа 1839 года, когда знаменитый французский учёный Доменик Француа Араго доложил на особом заседании Парижской академии наук и Академии художеств об открытии Дагера

Семейное дело
Однако самой популярной фигурой среди местных фотографов был Алексей Федорович Глазачев. К сожалению, он всегда оставался за кадром и поэтому собственных фото он потомкам не оставил. Классика жанра: сапожник без сапог. Однако благодаря сохранившимся фото можно многое сказать о жизни и работе его семьи. Свою деятельность фотографа Алексей Федорович начал в Старой Руссе. Самый ранний снимок в коллекции Новгородского музея-заповедника относится к 1882 году. Это портрет девочки, сидящей в кресле.

В том же году открылось его заведение на Знаменской улице. Летом Глазачев выезжал для работы в Старую Руссу на курорт. На фирменных паспарту часто встречается надпись: «Фотография А. Глазачева. Новгород и Старая Русса». Помимо портретов он снимал памятники «археологической старины», архитектуры и интерьеры церквей. Фирма Глазачева издает альбомы «Виды Новгорода», куда могли входить как его собственные снимки, так и снимки других мастеров, открытки.

После смерти Алексея Федоровича Глазачева дело продолжили его невестка Анна Николаевна и сын Петр Алексеевич. Семейный фотобизнес просуществовал до марта 1930 года.

Велькин и К0
Свои корифеи фотографического искусства были и в Боровичах. Значительной фигурой среди местных фотографов был некто Велькин. Помимо фотографий как таковых сохранились фото — проездной билет на право проезда по железной дороге на имя телеграфиста Николаевской железной дороги Иванова А.Г. Одним из наиболее известных боровичских фотографов начала прошлого века также являлся Дубровин. Его фотоателье в Боровичах находилось на Никитской улице, и имелось отделение на станции Окуловка.

В Боровичах имел отделение и тверской фотограф Семен Дмитриевич Кринский. Разрешение на открытие заведения здесь было выдано Новгородским Губернским правлением в 1896 году. Большой популярностью в Боровичах пользовалось фотографическое заведение Шевелева. Его деятельность началась в конце XIX века и продолжалась до начала Великой Отечественной войны. Он запечатлел администрацию завода «Вахтер и К0», членов Добровольного пожарного общества, участников строительства Летнего театра в Боровичах в 1924 году. Помимо портретов Шевелев занимался пейзажными съемками, издавал открытки с видами Боровичей и его окрестностей.

Надо отметить, что фотографическое дело успешно развивалось и в других городах губернии. Заметным центром в области развития этого ремесла были, например, Старая Русса, а также Крестцы. Ещё фотоателье открылись в Устюжне, Череповце, Кириллове, Белозерске, Тихвине, посаде Малая Вишера и на станции Окуловка.

Но недолог был век частных фотоателье. В двадцатых годах прошлого столетия они обезличиваются, и вместо именных заведений создаются профессиональные артели. Не избежал этого процесса и наш город. Например, на базе ателье семьи Глазачева создается первая Новгородская артель фотографов.

Но это уже совсем другая история.

Елена ТЮШИНА
Фото из фондов
Новгородского объединенного музея-заповедника

 

 

http://novved.ru/2011-09-23-11-20-29/21311